Воспоминания о работе в госсанэпидслужбе Сахалинской области. А.И. Громов

В Москве на приеме у начальника Главного управления целлюлозно-бумажной промышленности Министерства лесной и бумажной промышленности М.Г1. Кирьякова (бывшего директора Поронайского ЦБК), удалось договориться о гарантии финансирования проектирования и строительства очистных сооружений, что и было подтверждено письмом министра в адрес облисполкома. Таких ситуаций было достаточно много и многие из них находили свое разрешение. Иногда приходилось занимать непримиримую позицию. При вводе в эксплуатацию КП ГО области не была выполнена в соответствии с проектом системы вентиляции. Госкомиссия, принимавшая объект, членом которой был и Ваш покорный слуга, приняла его без замечаний. Все подставили свои подписи в акте приемки, за исключением меня и начальника штаба ГО области полковника Цимбалистого. Руководитель госкомиссии, первый зам. председателя ОИК, под угрозой освобождения меня от должности заставлял подписать, но я наотрез отказался. Через неделю было назначено повторное заседание подкомиссии, но к этому времени все работы по вентиляции были выполнены по проекту и у санэпидслужбы претензий не было. И конечно, моя подпись появилась в акте. Председатель комиссии нашел в себе мужество принести мне свои извинения и объявить благодарность за принципиальность.
Чрезвычайные ситуации возникали довольно часто. Как наиболее значимая из них, вспоминается вспышка острой дизентерии среди населения г. Холмска. За эту вспышку переболело более 1000 человек. Начало вспышки связывалось с употреблением в пищу тортов, приготовленных в кондитерском цехе базовой школьной столовой и поступивших в продажу в магазины города.
Была срочно сформирована бригада специалистов в составе: зав. инфекционным отделением областной больницы, эпидемиологов, бактериологов и направлена для оказания помощи в расследовании и организации лечебно — профилактических и противоэпидемических мероприятий. Через несколько дней вспышка локализовалась в поселке бумажников, что свидетельствовало о подключении водного фактора передачи инфекции. Штаб под моим руководством полученную информацию анализировал утром и вечером. Большую помощь в организации всех мероприятий оказали первый секретарь горкома партии В.А. Третьяков, зав. горздравотделом Н.П. Голотина.
Работу осложняли погодные условия, так как свирепствовала метель и снежные заносы. Транспортная связь с областным центром более чем на две недели была прервана и даже потом, когда все работы были закончены, бригаде пришлось остаться до установления приличной погоды. Обследованием работников столовой удалось выявить виновников вспышки. Трое работников кондитерского цеха были больны, но продолжали работать. В результате тампонажа системы канализации базовой столовой в канализационном колодце были пробиты отверстия, через которые сточные воды, зараженные возбудителями дизентерии, устремились к морю. На пути этих стоков находилось водопроводная сеть, вода в которую подавалась сеансами утром и вечером. Вода, загрязненная сточными водами, в силу возникновения отрицательного давления подсасывалась в водопровода и при следующих сеансах подачи разбиралось населением поселка. По этой причине болели жители этого поселка.
Трудно себе представить, сколько человек больных, работников торговли и общепита, водоканализации и других объектов было обследовано и госпитализировано. Под инфекционный госпиталь было использовано училище профтехобразования с общежитием. Нужно было найти койки, мягкий инвентарь, организовать питание, осуществлять лечение и дезинфекционные мероприятия. Потом, когда по нашей информации Министерство здравоохранения РСФСР направило специалистов Хабаровского НИЭМ и Хабаровского мед. института, министерская бригада дала высокую оценку проделанной работе. Но с подачи инструктора обкома партии, в прошлом врача-фтизиатра, иначе оценило ситуацию бюро обкома КПСС. Наряду с руководителями областного управления торговли партийные взыскания были наложены на зав. ОЗО Б.И. Брижака и главного врача облСЭС. Так было принято в те времена.
Одно из «ЧП» произошло в г. Красногорске, поступил сигнал о том, что 18 человек с признаками отравления неизвестным токсином поступили в районную больницу. Все они употребляли в пищу мясо или органы нерпы, убитой в тот же день у берега моря в черте города. Медики подозревали радиационное поражение, хотя типичной лучевой болезни не было. Не был сделан и анализ крови. Характерными для всех признаками были: гиперемия кожных и слизистых покровов, небольшое повышение до 38 градусов по Цельсию температуры, диспепсические расстройства, высыпание полиморфной сыпи на покрытых участках тела. Течение болезни средней тяжести и легкое. На другой день бригада специалистов, состоящая из зав. отделом ООН, врача-эпидемиолога, бактериолога, врачей по гигиене питания и по радиационной гигиене, приступила к расследованию. Но в течении недели выводов о причине отравления сделать не смогла. Лишь много времени спустя, подняв всю доступную литературу, мы нашли в одном из источников описание такой же вспышки среди участников полярной экспедиции, которые также использовали для питания мясо и печень морского животного. Там автор утверждал, что это было отравление витамином Д.
Тесное сотрудничество с НИИ вирусологии им. Ивановского, который представлял в то время зам. директора Д.К. Львов, позволило организовать ряд экспедиций на наименее обжитые территории области: острова Тюленей, Монерон, ряд Курильских островов. В ходе экспедиций было выделено несколько новых видов арбовирусов, носителями которых были морские животные и птицы.
Докладывая об этой, ценной для науки и практики, работе первому секретарю обкома партии П.А. Леонову, Д.К. Львов с похвалой отозвался о специалистах областной СЭС. П.А. Леонов спросил тогда присутствующую при этом зав. отделом школ и учебных заведений Н.В. Мухину: «А что, Нина Викторовна, Громов у нас «Заслуженный или нет?»». Это событие происходило осенью 1966 г. и только через 30 лет Ваш покорный слуга был удостоен этого почетного звания. Но дело не в наградах. Смыслом жизни было служение охране здоровья населения островной области.
В телевизионных передачах, по областному радио и газетах я всегда обращался: «Дорогие сахалинцы и курильчане…». Для меня и моих соратников каждая удача, а они были, всегда являлись маленькой победой, проносившей удовлетворение.
Помню, как упорно мы изучали состояние питания учащихся школ профтехобразования. Тогда суточное финансирование дневного рациона составляло 67 копеек. Такое питание, естественно, не восполняло энергозатраты этих подростков.
Наши исследования питания с оценкой состояния здоровья позволили внести предложения в облсовпроф и областное управление профтехобразования об увеличении финансирования, об организации оздоровления учащихся в пионерских лагерях, о распространении опыта одного из училищ, директор которого заготавливал сельхозпродукцию и рыбопродукцию по договоренности с соответствующими руководителями (за оказанную помощь).
Удалось добиться того, что суточный рацион учащихся стал финансироваться из расчета один рубль на одного человека. Так было и с рыбаками, для которых так же после тщательной исследовательской работы нашими специалистами было увеличено финансирование питания.
Активная жизненная позиция, владение опытов санэпидучреждений других территорий, научными достижениями и зарубежным опытом, а это достигалось личным общением с руководителями практических и научных учреждений, изучением публикуемых материалов, позволяя идти в ногу со временем, а иногда и опережать время.
Все годы жизни на Сахалине был активным подписчиком на медицинскую и художественную литературу. Журналы «Гигиена и санитария», «ЖМЭИ», «Медицинская география», «Лабораторное дело», все, что издавалось для санэпидслужбы «Медгизом», ежегодно заказывалось через «Книга-почтой» или по подписке. Слежение за всей информацией, публикуемой в печати, было обязанностью и осталось потребностью до сих пор.
Общение с коллегами на циклах усовершенствования, совещаниях, съездах и конференциях и, особенно, при посещении учреждений в период командировок, учебы или отпуска давали наиболее ценную информацию о состоянии санэпиддела в России, союзных республиках. Все эти общения не проходили бесследно, обогащали знаниями, а полученный опыт становился и нашим достоянием, то есть старались внедрить его у себя.
Отношения с Министерством здравоохранения РСФСР и его Главным санитарно-эпидемиологическим управлением были деловыми и оставили самые приятные впечатления. Мои вышестоящие руководители, Николай Федотович Измеров, Александр Федорович Серенко и более длительное время Константин Иванович Акулов, Николай Самойлович Титков, всегда с пониманием относились к нуждам сахалинской санэпидслужбы, помогая и всячески поддерживая ее. Ни одна просьба не оставалась без внимания. Позднее, с образованием республиканской санэпидстанции, с ее руководством так же сложились отношения сотрудничества. С большим уважением вспоминаются К.Ф. Смирнов — первый главный врач и его боевой первый заместитель, а потом бессменный в течение 30 лет главный врач — Л.Г. Подунова.