Воспоминания о работе в госсанэпидслужбе Сахалинской области. А.И. Громов

Развивая материальную базу санэпидучреждений, мы смогли повысить уровень санэпиднадзора и привести его в соответствие с современными требованиями. По оценке ответственных работников ГСЭУ МЗ РСФСР уровень работы областной службы был не ниже многих аналогичных служб материка.
Возвращаясь к взаимоотношениям с облисполкомом и другими руководящими органами, следует особо подчеркнуть то обстоятельство, что вся наша информация, которая направлялась в эти органы, всегда тщательно анализировалась. Занимая активную позицию, областная СЭС часто входила с предложениями в эти органы. Имелась возможность и в плановом порядке включить свои предложения. Большинство комплексных планов профилактики воздушно-капельных, кишечных, ООИ, борьбы с гнусом и грызунами утверждались или решением ОИК, или зам. председателя ОИК — куратором здравоохранения.
Докладывая на заседании ОИК соответствующий проект, нередко получали поддержку не только в самом облисполкоме, но и на уровне обкома КПСС-
Так, комплексный план охраны атмосферного воздуха от выбросов на 1971-1975 г.г. был одобрен и утвержден как облисполкомом, так и бюро обкома КПСС.
Часто по согласованию, а иногда и под давлением, районными и городскими санэпидстанциями приостанавливалась эксплуатация различных объектов, представляющих опасность для здоровья работающих или населения. Такие действия нередко вызывали негативную реакцию со стороны районного руководства. Ответственные работники ОИК пытались иногда «надавить» на главного врача обл. СЭС, чтобы «открыть» этот объект. Какое бы решение в этом случае главный врач не принял, объект приводился в соответствие с санитарными требованиями.
Чтобы ясно представить, как много проблем такого порядка существовало на Сахалине, надо себе представить и то, что часть территории, освобожденная от оккупации Японией, представляла собой города и поселки, застроенные деревянными жилыми зданиями с печным отоплением, мизерно канализованными и мизерно имеющими центральное водоснабжение. Застройка велась вблизи градообразующего объекта. Часто это были ЦБК, выбрасывающие в атмосферный воздух без всякой очистки огромное количество сернистых и других соединений, в том числе и дурно пахнущих. Сточные воды сбрасывались в водоемы с недостаточной степенью очистки.
Централизованные системы водоснабжения использовали поверхностные воды ручьев и рек, а очистные сооружения обеспечивали очистку лишь ограниченного количества воды. Земледелием занимались завезенные японцами корейцы, не владеющие в достаточной мере элементами санитарной культуры. Наибольшую опасность для населения представляли атмосферные загрязнения (Долинск, Поронайск, Углегорск, Холмск, Макаров).
Технология варки целлюлозы сопряжена с залповыми выбросами газов, содержащих сернистый газ и другие, концентрация которых в приземистом слое селитебных территорий в несколько десятков раз превышала ПДК. Конфликтная ситуация назревала по г. Поронайску, генеральный план которого, разработанный Ленгипрогором, санитарной службой был отклонён от согласования. Попытки отменить наше заключение путем обжалования его в ГСЭУ МЗ РСФСР не получили поддержки. Было приостановлено строительство жилья, ДДУ и других объектов. Единственно возможным вариантом согласования генплана было строительство очистных сооружений, проекты которых уже были к этому времени разработаны для Братского лесопромышленного комплекса и Сегежского бумажного комбината. Но для этого Министерство лесной и бумажной промышленности должно было обеспечить финансирование проекта и строительства самих очистных сооружений. Безвыходное положение побудило первого заместителя председателя облисполкома С.К. Блохина просить главного врача обл. СЭС поехать в командировку в г. Ленинград и г. Москву, чтобы там найти решение этой проблемы. Подготовив от имени облисполкома в соответствующие организации запросы и получив ответы, я убедился в Ленгипробуме, что такие проекты существуют и эффективность очистки достаточно высокая.