Воспоминания о работе в госсанэпидслужбе Сахалинской области. А.И. Громов

Сахалин относился к территориям, где были льготы в зарплате, кроме того, бронировалась жилплощадь «на материке». По этим причинам добровольцев было достаточно много, но не все были способны закрепиться в предложенной должности, а от некоторых из них приходилось избавляться. Быстро себя дискредитировали любители «Бахуса», а также специалисты с другими порочными наклонностями. Примерно до 40 % приезжавших по вызову ОЗО, оказывались «балластом» и от них, как правило, избавлялись. Успеха можно было добиться только в том случае, если специалисты в областном центре, в городах и районах были соответствующего уровня, тогда и репутация службы была достаточно высокой.
Оправдала себя тактика перевода хорошо зарекомендовавших себя специалистов из городских и районных учреждений в областную санэпидстанцию.
Так, на заведование отделением коммунальной гигиены из Александровской санэпидстанции была переведена Г.Ф. Назаренко, из Долинской — В.А. Седачев с супругой, из Северо-Курильской — Ю.Д. Щербин на заведование дезинфекционным делом и его супруга, из Холмской — А.Г. Погребенко и другие специалисты.
Из числа средних медицинских работников лишь немногие имели специальное санитарное образование. Чаще трудоустраивались выпускники Александровского медучилища. Приходилось их «адаптировать» на местной и центральной базах. Проводились семинары, краткосрочные курсы стажировки и специализации на рабочих местах. Более длительные циклы усовершенствования проводили 1 раз в 2-3 года для работников дез.отделов и отделов профилактической дезинфекции, занимавших должности специалистов со средним образованием. Такие циклы длились до четырех месяцев в соответствии с типовой программой. Дезинструкторов направляли на шестимесячные циклы в г. г. Иркутск и Хабаровск.
Предпринимались попытки открыть отделения санитарных фельдшеров в Александровском, а потом в Южно-Сахалинском медучилищах. Однако, в то время это сделать не удалось. Добились того, что из выпускных групп фельдшеров была распределена для работы в сан.эпид.учреждениях области, в связи с чем был организован подготовки их по специальной программе. Из числа средних медработников некоторые заочно продолжили учебу в ВУЗах, получали высшее образование после чего, возвращались в свои учреждения уже в новом качестве. Только в областной СЭС такими специалистами стали Ю.Е. Будзинская, А.Н. Семенова, К.В. Кузьмина.
Важной частью работы по закреплению кадров была забота о создании специалистам условий для жизни и труда: предоставление квартир, улучшение жилищных условий, устройство детей в детские учреждения, предоставление совместительства, своевременное повышение квалификации и многое другое. Все эти вопросы были предметом внимания и делом главного врача. Наиболее трудной была проблема обеспечения сотрудников жильем, особенно в областном центре. Приходилось использовать любую возможность для решения этой проблемы, прибегая иногда к компромиссу. До сих пор в памяти сохранились отдельные эпизоды подобных ситуаций: зав. сан.гиг.лабораторией жил в японском старом неблагоустроенном доме, зимой волосы примерзали к подушке. Как ему помочь? Домостроительный комбинат обратился с просьбой дать гигиеническое заключение на древесностружечную плиту, которую собирались вырабатывать, а для выдачи заключения нужен был токсикологический эксперимент, требовавший длительных лабораторных исследований. Составили договор о том, что для эксперимента выделяется квартира, в которой и будет проживать зав. лабораторией.
Главный эпидемиолог ОЗО, получившая квартиру, перешла на работу в наше учреждение. Через несколько лет собралась выйти на пенсию, и уехать на материк. Но на квартиру, которую она оставляла, претендовал ОЗО. Но на место убывающего специалиста я пригласил из района другого с гарантией предоставления освобождающейся квартиры, что и было реализовано. Понятно, что от руководства ОЗО было в мой адрес высказано немало нелицеприятных слов; более того, пришлось объясниться в ОИК, где мои действия в итоге получили поддержку.